Спорт-32
  • Футбол
    Развернутое откровенное интервью бывшего игрока “Амкара” и “Динамо” Антона Романенко
    3 апреля 2019

Один из сильнейших футболистов Клинцов Антон Романенко, поигравший на профессиональном уровне, дал расширенное и абсолютно откровенное интервью гаезете “Ваше личное Дело“.

Антон абсолютно искренне рассказывает о своей футбольной жизни, не умаляя своих заслуг, но и не скрывая ошибок. Есть надежда, что его воспитанники, юные ребята из Клинцов, смогут не только повторить, но и превзойти успехи своего наставника.

— Антон, не нашел в Интернете ни одного твоего интервью. Почему так?
— Когда меня вызвали в молодежную сборную России, я на несколько дней отлучался в Клинцы. Здесь дал небольшое интервью Егору Быкову, мне тогда было 18 лет.

— Кто тебя привел в футбол, в каком возрасте?
— Привела меня бабушка в первом классе, она водила меня всегда на тренировки. Если она была занята, то эта обязанность возлагалась на дедушку. Меня привели к Николаю Литвякову, тренировались тогда в спортзале Дома культуры. Через некоторое время я стал ходить на тренировки к Евгению Цогу на стадион «Труд». Потом меня увидел на тренировке дядя Юра (Юрий Андриевский, многие воспитанники этого детского футбольного тренера обращаются к нему «дядя Юра» — прим. авт.) и позвал тренироваться в свою группу. С этого времени я стал заниматься у него. Но Андриевский и Цог тогда тренировали вместе на «Труде». Я играл тогда и за старших ребят.

— Родом ты из Клинцов? Где учился?
— Да, я учился в шестой школе. Правда, всего до 5-6 класса.

— А потом?
— Потом начались мои путешествия. Я уже привлекался тогда к играм за брянское «Динамо» по своему возрасту. И нам удалось добиться лучшего результата в истории на первенстве России. Сначала мы прошли зональный отборочный турнир в Брянске, на котором я был признан лучшим игроком турнира. Там были команды из Орла, Смоленска и других соседних областей. Затем отобрались в финал на турнире в Волгограде. В финальном этапе, который прошел в Саранске, мы смогли стать пятыми. Я тогда учился в шестом классе. После этого мы поехали на турнир в Курск, где было много селекционеров. Меня заметили – поступили приглашения от питерского «Зенита» и московского «Спартака». Там вышла интересная история.

— Для этого мы и встретились, рассказывай.
— В «Зенит» позвали меня, Дмитрия Львова и Александра Пуцко (самый успешный на сегодня воспитанник брянского футбола, игрок ФК «Уфа», бывший игрок московского «Спартака», приезжал шесть лет назад на чемпионат Клинцов по мини-футболу — прим. авт.). Уже были куплены билеты. Но тут мне звонит дядя Юра и говорит о предложении от «Спартака». Он сказал так: «Решать тебе, но «Спартак» есть «Спартак». Я посоветовался с родителями и принял предложение из Москвы. Также поступили Пуцко и Львов.

— А как ты попал в брянское «Динамо»?
— Меня отвез на просмотр дядя Юра. Были там два дня. Первый раз увидел искусственное поле. Это был шок после нашего ужасного поля на «Труде» (смеется). В первый день была товарищеская игра с Орлом, которую мы проиграли со страшным счетом, по-моему, 10:0. На второй день мы снова проиграли Орлу с большим счетом, но всем запомнился мой гол с центра поля. Я принял мяч и точным ударом перебросил вратаря. Меня заметили и стали вызывать на турниры и на тренировки к «Динамо».

— Как отражался футбол на учебе в школе?
— До пятого класса учился хорошо. Потом стал постоянно уезжать на игры, что не могло не сказаться на учебе. Футбол вышел на первое место. Возвращаясь к тому турниру, после которого меня заметили селекционеры больших клубов, хочу выразить благодарность Юрию Андриевскому. Он готовил меня к нему индивидуально. В девять утра я приезжал на «Труд» на велосипеде или на автобусе, и он меня гонял по трибунам, были занятия с мячом. С нами еще занимался Никита Бондаренко (в недавнем прошлом игрок брянского «Динамо» — прим. авт.).

— В каком возрасте ты уехал из Клинцов, при каких обстоятельствах?
— Поначалу я ездил только в Брянск. Меня отвозил дядя Юра. Когда стал старше, то ездил сам на маршрутке, но в Брянске меня кто-то обязательно встречал. А в седьмом классе, как я уже сказал, я оказался в «Спартаке». Повез меня опять дядя Юра. В Москве клуб снимал трехкомнатную квартиру, где жили несколько детей и мать одного из них, которая готовила всем еду, стирала, убирала. Клуб ей за это платил. Мне было сложно. Львов и Пуцко оказались вместе в другой квартире, а меня поселили с ребятами, которые были на год старше. Они не особенно хотели общаться со мной. Дядя Юра уехал, я остался один. Ранее в Москве был только один раз у отца на работе. Стал ходить на тренировки. Но продолжалось это недолго. Вскоре ребят разделили на москвичей и приезжих. Я попал в команду приезжих, нас переселили на базу возле станции метро «Ботанический сад». Съездили на турнир в Новороссийск, где я играл крайним полузащитником, забил один гол. После турнира ко мне подошла воспитатель и сказала, что меня отчисляют. Были слезы и большое разочарование. Я не ожидал, поскольку из этого межрегионального «Спартака» чуть ранее только меня одного позвали на тренировки с основным составом команды моего возраста. Правда, на той тренировке было непросто — зашел в упражнение «квадрат», и мне там, говоря футбольным языком, «насовали». Но тренер подбодрил после занятия. Тем неожиданнее было отчисление. Я пробыл в Москве полгода. Неожиданная ситуация получилась, когда мне надо было уезжать из «Спартака».

— Какая?
— «Спартак» — великий клуб, но со мной поступили странно. На дворе была зима, а я приезжал летом и домой не возвращался. Своих теплых вещей не было. Но нас экипировали. Перед отъездом администратор команды заявляет, что мне надо отдать куртку. Хорошо, что отец был в Москве. Он приехал и забрал меня. Я вернулся в Клинцы и снова пошел в шестую школу. Директор был в шоке. Сказал, что я постоянно уезжаю и возвращаюсь. Пригрозил, что берет меня последний раз. Неделю я походил в школу, тут мне звонят из школы олимпийского резерва раменского «Сатурна» (основная команда «Сатурна» тогда играла в премьер-лиге — прим. авт.). Я посоветовался с родителями, Юрием Андриевским и решил ехать.

— Портал Юрия Дудя «Спортс.ру» писал о тебе в 2011 году так: «В Брянске Романенко играл роль первой скрипки, был настоящим лидером в своем возрасте, забивая важнейшие голы в детских турнирах и становясь лучшим игроком различных первенств. Неудивительно, что вскоре молодого игрока заметили и забрали в раменский спортинтернат». Расскажи об учебе в Подмосковье.
— Там были все условия — два поля, тренажерный зал, теннисный корт. Поначалу тоже было непросто. На первой тренировке один из ребят стал ко мне придираться, отправлял принести улетевший мяч. Я отказался, смог себя поставить. Интересно, что потом мы стали с ним лучшими друзьями в интернате. Через две недели после просмотра мне сказали, что я остаюсь. Во время просмотра мы ездили на турнир, где меня признали лучшим полузащитником. Мы тогда уехали, не дождавшись награждения, проиграв в финале донецкому «Шахтеру». О награде узнал уже в поезде.

— Какое было расписание в «Сатурне»?
— После завтрака шли в общеобразовательную школу при интернате. Потом обед, тренировка. Иногда ставили тренировку и утром, отменяли уроки. В десятом классе с нами начали подписывать контракты, чтобы мы не перешли просто так в другие команды. В нас же вкладывали деньги. Агент у всех был один — наш тренер вратарей. Я оказался единственным, кто еще до этого подписал контракт с другим агентом — Салманом Алиевым. На меня стали давить, спрашивали, как такое могло произойти. Я даже слышал, как мой агент по телефону разговаривал с агентом академии. Разговор доходил до ругани.

— А как ты нашел агента?
— С ним ранее подписал контракт Андрей Андриевский, мне его и посоветовал. В одиннадцатом классе всех ребят из интерната нужно было куда-то устраивать — либо в дубль «Сатурна», либо в «Сатурн-2», который играл во второй лиге. Мы сыграли игру с дублем, мне она не удалась. На обратном пути в автобусе тренер Михаил Белов подзывал поочередно каждого игрока. Мне сказал, что в дубль не прохожу, но есть хороший вариант пойти в «Сатурн-2». Но я тоже хотел в дубль. Созвонился с агентом, с дядей Юрой. Андрей Андриевский в то время уже был в дубле пермского «Амкара». Агент предложил мне тоже отправиться в Пермь. Я согласился. Приехал в дубль «Амкара», где оказался самым молодым. Хорошо проявил себя на сборах в Турции, мне предложили подписать контракт. Мне еще не было 18 лет, поэтому сам не имел права его подписывать. За меня контракт подписал отец.

— Кто из воспитанников «Сатурна», с которыми ты учился, смог вырасти в профессионального футболиста? Поддерживаешь ли связи с ребятами из интерната?
— До сих пор дружу с Евгением Дегтяревым. Сейчас он играет во второй лиге в возрожденном «Сатурне». Сейчас у него проблемы с коленом, может, даже придется заканчивать с футболом. Также до профессионального футбола дорос Шамиль Курбанов. Сейчас он играет в первой лиге в новосибирской «Сибири». Из ребят другого возраста, тех, кто учился параллельно со мной, отмечу Сергея Брызгалова, который играл потом за основной состав «Спартака», а сейчас играет за «Урал» в премьер-лиге. Константин Савичев из Брянска — тоже воспитанник «Сатурна». Он 1994 года рождения, но часто играл за наш 93-й год. Сейчас Костя играет за «Енисей» в премьер-лиге.

— А когда началась ваша дружба с Андреем Андриевским?
— Именно в «Амкаре», до этого мы мало общались. В Перми он мне помог адаптироваться. Мы стали жить вместе в квартире, которую снимал нам клуб.

— Вернемся к статье в «Спортс.ру», в ней писалось: «Первоначально рассматривался в качестве форварда, но по ходу прошлого года Рустем Хузин переквалифицировал Антона в центрального полузащитника». Как тебе дался переход из нападающих в центральные полузащитники?
— Однажды на сборах на Кипре я встретился со своим тренером из «Сатурна», который на тот момент возглавлял игравшее во второй лиге «Торпедо». Он спросил: «На какой позиции играешь?» Я ответил, что в центре поля. Он посмеялся и сказал: «Ты же не умеешь отбирать мячи». Ответил ему, что потихоньку научился. В центре я начал играть только в «Амкаре». Реже играл опорного полузащитника, чаще — ближе к атаке.

— Ты тогда играл в центре поля в паре с Артуром Рябокобыленко. Все в той же статье «Спорт.ру», которая описывала десять самых перспективных игроков молодежки «Амкара», ты шел на шестом месте. А Артур и играющий ныне за московский «Локомотив» Брайан Идову были седьмым и десятым соответственно. Но их карьеры сложились более удачно, чем у ребят, которые стояли в том рейтинге значительно выше. С чем это связываешь?
— Не знаю, кто и как составлял этот рейтинг. Артур и Брайан уже тогда выделялись. Особенно Артур, он много подсказывал мне. А Идову быстро начали подпускать к основе.

— Чем запомнились тебе годы в Перми?
— Сезоном, когда мы сенсационно заняли второе место в турнире дублеров, уступив только «Спартаку». Я тогда уже иногда выходил и в основном составе, но чаще на замену выпускали. В последнем туре к нам приехал ЦСКА. Нам нужна была победа. Была жуткая погода, снег. Может, и это помогло нам выиграть — 1:0 (улыбается). Я вышел на замену, очень переживал, боялся ошибиться в решающем матче.

— С чем связываешь тот фееричный успех дубля «Амкара»? Ведь основная пермская команда отнюдь не ходила в числе лидеров российского футбола.
— У нас подобрался очень дружный коллектив с отличным тренером Рустемом Хузиным. Мы часто выезжали всей командой на природу. Ему удалось сплотить команду.

— Был ли момент, когда чувствовал, что можешь попасть в заявку «Амкара» и выйти на поле в премьер-лиге?
— Нет, такого момента не было. Мы играли товарищеские игры с основой. Вот Андрея Андриевского привлекали к тренировкам основного состава, тех же Идову, Рябокобыленко, также Александра Коломейцева, который сейчас играет за московский «Локомотив». В дубле он сильно выделялся. Его быстро забрали играть за основу.

— Ты привлекался к сборам молодежной сборной России. Удалось ли сыграть за сборную?
— Мы тренировались на базе в Новогорске, готовились к турниру в Голландии, где против нас играли молодежные команды «Реала», «Аякса», ПСВ, «Порту». Тогда со мной играл Илья Купетов, ныне игрок «Спартака» и сборной России. Но, по сути, та команда была просмотровая, из тех, кто всегда вызывался в молодежку, было только несколько человек. Когда прилетели назад, тренер в аэропорту сказал: «Молодцы, все старались». Но больше меня не вызывали. Хотя, считаю, на сборах в Новогорске проявил себя неплохо. Играл в центре поля. Но на турнире в Голландии он почему-то выпускал меня на позиции правого полузащитника.

— Это был единственный турнир за границей, в котором ты участвовал?
— Да. Еще ездил на сборы с «Амкаром» в Турцию, Польшу и на Кипр.

— Как ты оказался в другой команде из Перми – «Октане», который выступал в ПФЛ?
— В дубле «Амкара» поменялся тренер. Вместо Хузина был назначен его помощник Константин Парамонов, отношения с которым у меня не сложились. А тут еще этот матч с «Зенитом», после которого меня дисквалифицировали на три игры.

— За что?
— Я тогда был вице-капитаном в дубле «Амкара», но в той игре оказался с капитанской повязкой. На последней минуте бью через себя, кто-то подставляет ногу, и мы забиваем. Выигрываем — 1:0. На эмоциях я подбежал к фанатам «Зенита», которые что-то кричали в наш адрес, и показал им неприличный жест. Мне сказали, что лишат премиальных, но, видимо, забыли об этом. Тут как раз возник вариант с «Октаном», который, по сути, тоже был фарм-клубом «Амкара». Андрей Андриевский уже играл там. Я решил, что уже пора переходить в мужской футбол.

— «Октан» сильнее дубля «Амкара»?
— Во второй лиге играют мужики, которые кормят свои семьи. Там уже с тобой никто не сюсюкается, не смотрит, что ты молодой. Но начали мы сезон плохо, команда была собрана на скорую руку. Потом поменялся тренер, стали играть лучше. Команду возглавил Сергей Красильников, который, как и директор команды, очень хорошо ко мне относился. Я даже получил капитанскую повязку, всегда был в основе.

— Почему ты покинул Пермь?
— После первого сезона в «Октане» меня пригласил на просмотр липецкий «Металлург». Я и сам уже хотел сменить обстановку после стольких лет в Перми. Две недели я тренировался, мне все понравилось, они хотели «меня подписать», но за меня запросили слишком большую компенсацию — 500 тысяч рублей. Липецк не смог заплатить такие деньги. Я вернулся в «Октан». Пермяки меня не хотели отпускать. Директор вызвал, пообещал увеличить зарплату. Я тогда стал получать 35 тысяч. С премиальными выходили неплохо.

— В два раза больше?
— Ну, как сказать. Ситуация доходила до абсурда. Тренер заходит в раздевалку и говорит: «Вот деньги, они есть. Мы уже не знаем, куда их деть. Ну, выиграйте хоть одну игру. Мы же не можем вам дать премиальные за поражение» (смеется). А из «Октана» я ушел в брянское «Динамо», куда меня позвал тренер Дмитрий Ларин. Я согласился не сразу. Приехал летом в Клинцы. Снова позвонили из «Динамо». Как раз Андрей Андриевский восстанавливался дома после разрыва «крестов» (разрыв крестообразной связки колена – одна из тяжелейших травм в футболе, — прим. авт.) и его тоже позвали в «Динамо». Решили ехать вместе.

— Раменский «Сатурн», пермский «Амкар» — вскоре после твоего ухода эти команды перестали существовать. Совпадение?
— У «Амкара» всегда были проблемы с деньгами. А в «Сатурне» ходили слухи, что правительство Московской области выбирало, какую команду оставить на плаву – «Сатурн» или «Химки». Выбор пал на «Химки», хотя у «Сатурна» отличный стадион и детская спортшкола.

— В Перми и за «Динамо» в общей сложности ты провел более ста официальных матчей. Какой самый запоминающийся?
— Игра за «Октан», когда мы обыграли «Оренбург» — 1:0. В нас тогда никто не верил. После игры эмоции переполняли. Это было их единственное поражение в том сезоне, после которого они вышли в ФНЛ, а затем и в премьер-лигу. Я забил в той игре победный гол с пенальти. К сожалению, игра была омрачена травмой колена Андрея. Это было как раз в эпизоде с пенальти. Он обыграл вратаря, а тот сбил его.

— Выступая за молодежку, с кем из звездных игроков других команд приходилось сталкиваться на поле?
— С Романом Зобниным, который играл за дубль «Динамо», а сейчас за «Спартак» и сборную страны. И еще запомнилось мое противостояние с динамовцем Томиславом Дуймовичем.

— Приходилось ли тебе сталкиваться с протекцией в футболе, когда в состав по непонятной причине ставили игрока, который явно был слабее других?
— По ощущениям такое было. Я едва сам не оказался в этой роли… После первой половины сезона в «Октане» мне позвонил агент и предложил вариант с белгородским «Салютом». У агента были хорошие отношения с президентом команды, а тренер меня даже не видел в деле. Мы приехали на сборы вместе с другим амкаровцем Смородиным. Однажды мы сидели всей командой в бане, из разговора ребят я понял, что тренеру никто из приехавших на просмотр не нужен. Но последнее слово было за президентом. Меня бы точно оставили, я получал бы хорошую зарплату. Но я решил, что лучше уеду и буду точно играть, а не сидеть на лавке и просто получать деньги. Хотя, если бы я остался, то, возможно, и проявил бы себя… А Смородин остался и за весь сезон лишь один раз вышел на замену. Больше не играл. Я выбрал футбол, деньги для меня были не важны.

— Почему ушел из брянского «Динамо»?
— Первый сезон я начал неплохо. Играл в стартовом составе. Играли дома с «Чертаново», вели — 3:0. Пошел в отбор, неудачно поставил ногу, и в колене что-то щелкнуло. Боль была ужасная, чуть слезы из глаз не пошли. Меня отвезли в больницу, сделали снимок, сказали, что все нормально. Но я уже понимал, что это связки. На базе ко мне зашел Олег Дмитренко и сказал: «Нельзя терять время, тебе надо ехать в Москву». Врача в Москве мне посоветовала Елена Андриевская — мама Андрея. Он сразу сказал, что нужна операция. Диагноз – разрыв передней крестообразной связки левого колена. На 80% мне удалили мениск. В Москве мне помогал отец. Восстанавливался после операции сам.

— А как же клуб?
— Клуб вообще ничего не оплатил, мне только зарплата шла. Я и сам тогда особо не требовал деньги за операцию, которая стоила 120 тысяч рублей. Как говорят врачи, при данной травме правильное восстановление важнее самой операции. Нужно делать специальные упражнения с тренером. У меня этого ничего не было. Андрей, например, после травмы ездил на реабилитацию в Германию. Вот он мне сильно помог, показывал упражнения. Восстанавливался в Клинцах девять месяцев, но нога до сих пор дает о себе знать. Я приехал в «Динамо», контракт у меня уже закончился, был новый тренер Олег Гарин. Мы с ним пообщались. На первую тренировку взял кроссовки, думал, буду постепенно втягиваться, бегать по кругу, а Гарин говорит: «Переобувайся в бутсы». Я был шокирован. Меня сразу начали гонять. А у меня еще был лишний вес, ребята смеялись. К счастью, колено повело себя нормально. Перед подписанием контракта тренировался с температурой и больным горлом, чтобы не пропускать занятия. Терпел до последнего. Закончилось больницей – в Клинцах удаляли гной из горла. Когда вернулся в «Динамо», Гарин говорит, что много пропустил. Мне сначала пообещали зарплату 25 тысяч рублей. Потом я прихожу в кабинет к директору клуба Дмитрию Митту, который сидит с недовольным лицом. Там был и Гарин. И меня поставили перед фактом, что зарплата будет 15 тысяч рублей. Я хотел играть, вынужден был подписать контракт на таких условиях.

— А премиальные?
— Десять тысяч за победу, но я поначалу вообще практически не играл. Потом была игра на кубок России в Москве с «Торпедо». В дополнительное время меня выпускают на замену за семь минут до конца. Я принимаю мяч, бью по воротам и падаю на правое колено. Как будто что-то сдавило. Замен не было, пришлось доигрывать. По пенальти мы игру выиграли. Ехали назад, не было дурных предчувствий. Ощущения были не такие сильные, как при прошлой травме колена. В Брянске начались боли, долго мучился. Снова поехал в Москву к своему врачу. Сделал МРТ, но врач ничего не увидел. Назначил уколы, но они не помогали. Доктор «Динамо» отправил меня к другому врачу в Москве. Тот сразу сказал, что это «кресты». Но запросил за операцию 200 тысяч рублей. Сумма непомерная, я в тот же день поехал к своему врачу. Он говорит: «Давай залезем в коленку. Если я увижу, что у тебя разрыв «крестов», то сразу же делаю операцию, а ты потом оплатишь». Я согласился. Был под общим наркозом. Операция длилась три часа. Отец был рядом и начал переживать, что так долго. Оказалось, что у меня разрыв задней крестообразной связки, что еще тяжелее. Я вернулся в Клинцы и стал думать, что делать дальше. Отец говорит, что надо завязывать с футболом. Я согласился, хотя порой и сейчас еще кажется, что могу вернуться. Иногда жалею, что закончил с профессиональным футболом… Тут еще меня вызвали в «Динамо», поехал на костылях. Дмитрий Митт сказал, что клуб хочет расторгнуть со мной контракт, я не соглашался.

— Чтобы не платить деньги травмированному игроку, очень «гуманно».
— Все верно. Они бы мне выплатили только три зарплаты. Более того, Митт тогда сказал шокирующие слова: «Ты в футбол больше играть не будешь, у тебя колени еще в «Октане» болели». Слышать такое от бывшего футболиста, по меньшей мере, странно. И с чего он взял, что у меня болели колени в «Октане»? Никогда такого не было. Тогда я созвонился с Евгением Дегтяревым, тот посоветовал мне футбольного юриста Антона Смирнова, который мог бы помочь вернуть деньги за операции за определенный процент. Я так и сделал, собрал все документы и отдал ему. Далее он уже занимался всем. В итоге «Динамо» вернуло мне по суду в Российском футбольном союзе все деньги за две операции — около 200 тысяч рублей. Я очень благодарен Антону, выплатил ему даже больше, чем мы договаривались. Более того, он рассказал о моей ситуации игроку московского «Динамо» Владимиру Рыкову, с которым дружил, и тот дал мне 30 тысяч рублей на реабилитацию после травмы. Правда, на реабилитацию я не поехал, но Рыкову позвонил, поблагодарил его.

— Прошлый сезон ты начинал в ФК «Клинцы». Но летом перешел в сильнейшую команду областного чемпионата — суражский «Пролетарий». С чем связан переход?
— Меня позвал главный тренер «Пролетария» Олег Киселев. Переход дался очень тяжело, не хотелось подставлять ФК «Клинцы». Сыграла свою роль и финансовая сторона.

— Ты получал в Сураже больше, чем в брянском «Динамо»?
— Да (смеется). Сто процентов!

— Бытует мнение, что «Пролетарий» образца лета 2018 года не слабее, чем брянское «Динамо» нынешнего созыва. Можешь сравнить уровень этих команд?
— Физически «Динамо» готово лучше, оно бы нас просто перебегало. Мы же в основном только на игры собираемся. А по технике «Пролетарий» не уступит.

— В областном футболе поговаривают о договорных или даже «сливных» матчах ради выигрыша в букмекерской конторе. Что ты можешь сказать об этих слухах?
— Честно говоря, впервые я узнал об этом в твоем интервью с Сергеем Колесниковым.

— Где мы увидим Антона Романенко в стартующем сезоне? Клинцовские болельщики хотят видеть тебя и Андрея Андриевского в составе команды родного города.
— Летом мы ушли из ФК «Клинцы», но во втором круге команда без нас набрала больше очков, чем в первом круге с нами (смеется). Я был очень рад за ребят. Мы потом смеялись с Андреем, что попробуй теперь попади назад в команду. Сейчас жду — будет ли звонок из Суража. Других вариантов нет. Если не позовут и меня возьмут обратно в ФК «Клинцы», то, конечно, с радостью вернусь.

— В этом зимнем сезоне ты участвовал в трех турнирах по мини-футболу в Клинцах. Как оценишь наш зимний сезон?
— С каждым годом растет уровень чемпионата города. Уже нет разгромных счетов, команды подтянулись. Не понравился только матч в нашей группе, когда «Энергия» откровенно слила последнюю игру «Алькатрасу» — 0:13. Дело даже не в том, что от этого немного пострадала моя команда «Молодость». Если бы такая ситуация была в другой группе, я бы все равно выказал недовольство. Мы подошли к ребятам из «Энергии» после игры. Они сказали, что якобы обиделись на нас за что-то и решили проиграть с нужным «Алькатрасу» счетом, чтобы насолить нам. К самому «Алькатрасу» претензий у меня нет. Также мне понравился турнир в поддержку сайта ФК «Клинцы».

— Почему ты играл на чемпионате города не за «Спарту», как несколько лет подряд, а за «Молодость»?
— Мы с Андреем Андриевским вообще не собирались играть на турнире. Но в первый день он меня подбил заявиться, хотя сам зарекался не играть в мини-футбол из-за коленей. Я говорю ему: «Ты надоел, договорились же не играть» (смеется). А нас еще раньше звала «Молодость». За нее мы и сыграли. «Спарта» тоже звала нас, но я сразу отказался, поскольку я играть вообще не собирался, да еще и детские турниры были как раз в тот день, когда играла группа «Спарты».

— Назови трех лучших игроков за последние 20 лет в ФК «Клинцы».
— Сложно судить, я не так много жил в Клинцах. Назову Игоря Василенко, Сергея Колесникова и Александра Кожемякина.

— Твоя любимая команда?
— Симпатизирую «Барселоне».

— Три любимых игрока?
— Иньеста, Месси и… Роналдо. Я не очень хорошо отношусь к Криштиану, но в последние сезоны он выдает фантастическую игру. Невозможно его не уважать. Он может вытащить игру один, что у Месси без партнеров не получится.

— Лучший тренер из тех, с кем ты работал?
— Назову Юрия Андриевского и Рустема Хузина.

— Не так давно вы с Андреем стали детскими тренерами. Как тяжело дался переход от профессионального игрока к детскому тренеру?
— Мы окончили Брянский филиал государственного университета физической культуры, спорта и здоровья имени П.Ф. Лесгафта, сидели дома с травмами. Появился вариант тренировать детей. Сначала нам дали по полставки в ДСЮШ имени В. Шкурного, получали по три тысячи рублей (смеется). Начинали с одной группы ребят 2007 года рождения. В 2017 году я уволился из ДЮСШ, чтобы поехать летом на заработки в Москву перед свадьбой. Но была договоренность с директором, что в сентябре я вернусь. Так и вышло. Конечно, переход к тренерской профессии давался поначалу тяжело. Я думал, что буду только тренировать, а здесь надо много писать, заполнять журналы. Постепенно втянулся.

— Я смотрел ваши тренировки и видел, с каким энтузиазмом вы их проводите. Чем тебя привлекает работа с детьми?
— Хочется передать им свой опыт. Обсуждали с Андреем, что мы даже порой требуем от детей чересчур многого. Но некоторые ребята понимают, стараются. Хотя есть и те, кто приходит просто побыть на тренировке. С ними разговариваем, пытаемся переубедить.

— Видишь ли среди своих воспитанников тех, кто может повторить твой путь и дорасти до профессиональных футболистов?
— Пока говорить рано, но есть талантливые ребята, особенно среди детей 2010 года рождения. Нас обвиняли, что мы перетягиваем ребят из спортшколы «Луч». Но могу ответственно заявить, что такого ни разу не было!

— Твою карьеру сломали две травмы колена. А есть ли претензии к себе в плане несоблюдения режима?
— Да, есть, конечно. Все были молодые, любили погулять. Хочется отмотать время назад и сделать все по-другому. Даже с этим переходом в брянское «Динамо». Мне тогда отец говорил, что надо искать другие варианты. Он был прав. Я из Брянска постоянно ездил к своей девушке в Клинцы. А отец говорил: «Когда ты играл в Перми, то такой возможности у тебя не было».

— Три месяца назад ты стал отцом. Уже привык к новой роли?
— Поначалу было непривычно, но сейчас уже полностью свыкся. Очень рад этому событию.

— Как назвали дочку?
— Варвара, изначально был еще вариант с именем Милана.

— Какие у тебя планы на ближайшее будущее?
— Тренировать детей в Клинцах. Других планов пока нет. Хотим с Андреем довести до взрослой футбольной жизни детей, которых тренируем.

comments powered by HyperComments
Лента новостей
Фоторепортажисмотреть всё
Брянские дайверы в Крещение искупались в Круглом озере
Фоторепортаж Всероссийского дня самбо в Брянске!
Фоторепортаж «Спартак» – «Анжи» 1:0
2010-2018 © Sport-32.ru | Разработка и поддержка — Веб-мастерская Алексея Дисертинского
  Яндекс.Метрика  Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску