Спорт-32
  • Баскетбол
    Развернутое интервью с капитаном БК “Брянск” Дмитрией Рожковским
    9 июля 2019

Интервью с Дмитрием Рожковским сотрудники газеты “Ваше личное дело” планировали давно. Этот спортсмен, по их мнению, не столь раскручен в Клинцах, как другой баскетболист — Виталий Фридзон. Понятно, что Фридзон добился в баскетболе больших высот, но и Рожковский сделал потрясающую карьеру, более 10 лет отыграв в командах мастеров Суперлиги Б.

— Дима, где и кем сейчас работаешь?
— Сейчас работаю в СОК «Брянск» тренером в команде БК «Брянск». Работаю на этом месте уже шесть лет — с момента возвращения в Брянск.

— Продолжаешь ли активно играть в баскетбол?
— Да, я параллельно играю за главную областную баскетбольную команду. По сути я играющий тренер, но мне не очень нравится этот термин (смеется). Скажем так: подсказываю ребятам изнутри, то есть на площадке, и снаружи — с тренерской скамейки.

— Расскажи о своем детстве. В какой школе учился?
— На тот момент это была первая средняя школа, сейчас — гимназия. Там отучился все 11 классов. Хорошо ли окончил школу? Учился не хорошо, а средне. Родители, наверное, хотели, чтобы я окончил я с более высокими оценками, но в мою жизнь плотно вошел баскетбол. Часто приходилось ездить на соревнования, пропускать занятия. Приезжаю с турнира, а, к примеру, на математике уже совсем другие дроби. Не понимал вообще, что к чему. Потом было тяжело догнать. Сейчас соревнования по баскетболу у школьников организованы более продуманно. В моем детстве мы могли уехать на турнир на целых две недели. Сейчас дети выезжают на турниры чаще, но на меньшее количество дней. Для учебного процесса это не столь ущербно.

— Связываешь ли ты эти позитивные изменения в организации детского баскетбола с приходом на пост главы Российской федерации баскетбола Андрея Кириленко?
— Думаю, что эти изменения начали происходить еще до него. Но и Кириленко внёс большую лепту — появилось много новых соревнований для детей. В моем детстве, к примеру, не было такого глобального соревнования, как «КЭС-БАСКЕТ», турнир «Кириленко — детям» и других.

— Расскажи пару слов о своих родителях.
— Отца ты знаешь — Владимир Станиславович возглавляет спорткомитет Клинцовского района. Мама — Людмила Васильевна — учитель английского и немецкого языка. Тоже работает в Клинцовском районе.

— В каком возрасте начал заниматься баскетболом? Кто был первым тренером?
— Спорт вошел в мою жизнь с самого детства. Мой папа тогда тренировал волейбольную команду. Хотя сам он легкоатлет. У меня произошла курьезная ситуация. Я был еще первоклассником и перепутал похожие названия видов спорта — волейбол и баскетбол. А в школе набирали секцию баскетбола. Про себя подумал: «О, буду как папа». Но оказался в баскетболе (смеется). Первым тренером была Валентина Михайловна Панус. Она тренировала меня до конца третьего класса. В пятом классе я перешел заниматься в ДЮСШ на Ленинке. Тогда это была единственная ДЮСШ в городе. Попал к тренеру Сергею Владимировичу Голубеву. А потом стал заниматься у Виталия Васильевича Медведева. Он тренировал меня до конца 10-го класса, пока Медведев, увы, не умер от сердечного приступа. Затем я вернулся к Голубеву, а после окончания школы поступил в БГУ и стал тренироваться у тренера брянской «Десны» — Георгия Николаевича Станилы (легендарный тренер БК «Десна», — прим. авт.)

— Когда тебя заметила брянская «Десна»?
— «Десна» — это Станила (улыбается). Он увидел меня еще на матчах первенства области среди школьников, когда Клинцы играли с брянскими командами. Когда я поступил в Брянск, то пошел к Георгию Николаевичу. Он сказал мне: «Добро пожаловать в команду!» Прямо с сентября, с первого курса института я стал тренироваться с «Десной».

— В детском баскетболе в те годы Клинцы обыгрывали Брянск?
— Нашим основным соперником был Новозыбков, Брянск был чуть слабее. В Новозыбкове была очень сильная школа и потрясающий тренер Валентин Иванович Александров (Александров — легенда новозыбковского спорта, уже несколько лет в городе проводятся турниры в честь Валентина Ивановича, на которых выступает и Дмитрий Рожковский, а спонсирует соревнования Виталий Фридзон, который присутствует на них лично, по приглашению Александрова, — прим. авт.) Между клинчанами и новозыбковцами 1979 и 1980 годов рождения были настоящие зарубы.

— Из той команды 79/80 гг. кто-то еще заиграл на высоком уровне, кроме тебя?
— Сергей Щиголев, который, к сожалению, разбился насмерть в ДТП. Он играл в высшей лиге за Рязань. Это мой одноклассник. У нас был очень баскетбольный класс «Б». Это еще и Константин Костаков, Юрий Шевцов. Этим составом мы играли все время за школу, тогда первая школа была самой сильной в городе по баскетболу.

— Ты играл за Десну с 1997 по 2002 годы и параллельно учился в БГУ. Пересекся ли в «Десне» с Виталием Фридзоном?
— Да, мы вместе отыграли за «Десну» около года.

— В чем феномен Виталия Фридзона? Насколько я помню, класса до 8-9 он не так уж и сильно выделялся в Клинцах.
— Так и было. Его звезда зажглась не в одночасье. Все получилось благодаря его огромной трудоспособности, но и без везения никуда (смеется). Он, в хорошем смысле слова, фанат баскетбола. Ему было не важно — один он тренируется или с командой. Виталий приходил в зал и оттачивал свое мастерство. По сути, в его возрастной группе в Клинцах на тот момент больше не было подающих надежды игроков. Ему приходилось много тренироваться в одиночестве.

— Вернемся к твоим выступлениям за «Десну». Вспомнишь, сколько примерно набирал очков в среднем за игру.
— Забивал немало — последние сезоны забрасывал в среднем больше 30 очков за матч. А первые годы я играл не так много. Потом стали доверять больше. В последнем сезоне за «Десну» в матче в Курске установил личный рекорд результативности — 55 очков за один матч.

— На более высоком уровне ты уже, наверное, столько не забивал?
— Нет, конечно. Мой рекорд в дальнейшей карьере — это 37 очков.

— На какой позиции ты играл?
— Атакующий защитник.

— Своей игрой за «Десну» ты обратил внимание на себя более статусных клубов. Вспомни детали перехода в «Дизелист» из города Маркс Саратовской области?
— В Брянске был турнир, на который приехал «Дизелист». За две игры против команды из Маркса я в сумме набрал около 70 очков. Ко мне в перерыве подошел тренер «Дизелиста», предложил перейти к ним. Сказал, что его команда переходит в высшую лигу. Я согласился и летом поехал на просмотр в Маркс.

— В «Десне» у тебя был профессиональный контракт?
— Нет, может, был какой-то договор, уже не помню. Первый профессиональный контракт я подписал с «Дизелистом».

— Помнишь размер первой зарплаты?
— Около 8000 рублей. Но была договоренность, что если я проявлю себя, то мне поднимут зарплату. Так и произошло. Буквально через пару месяцев стал получать уже примерно 12 тысяч. На тот момент мне казалось это хорошими деньгами.

— Дима, даже хорошо разбирающемуся в спорте человеку трудно понять структуру российского клубного баскетбола. Раньше она была запутанной, а сейчас стала и вовсе странной, ведь фактически у нас нет чемпионата страны, который определял бы чемпиона России. Можете объяснить нашим читателям простым языком, какого уровня были команды, в которых провел свою карьеру Дмитрий Рожковский?
— «Десна» играла в первой лиге, в зоне «Черноземье», но по факту это четвертый дивизион. Выше были — высшая лига, Суперлига Б и Суперглига А. Последняя лига — самая сильная, там играли ЦСКА и другие ведущие клубы страны. Сейчас чемпион страны определяется по результатам Единой лиги ВТБ, в которой играют и иностранные команды. Я перешел в «Дизелист», который играл в высшей лиге. А через три года мы выиграли высшую лигу, и перешли в Суперлигу Б. Это уже был совершенно иной уровень. В Суперлиге Б играли дублирующие составы лучших команд страны — «Уникса», «Химок» и т.д.

— Чем запомнились годы, проведенные в «Дизелисте»?
— Маркс — очень маленький город на Волге. Население около 30 тысяч. Все знают друга если не по имени, то в лицо. А игроков нашей команды знали все точно! Идешь по городу и понимаешь, что тебя все знают. Были и какие-то привилегии. Хотя была и зависть к нашим зарплатам. Но в основном чувствовалась доброжелательное отношение горожан. До сих пор переписываюсь со знакомыми из Маркса.

— Как удавалось такому маленькому городу содержать профессиональную команду?
— Титульным спонсором был местный завод «Волгодизельаппарат», чуть ли не единственный в стране по выпуску каких-то деталей для дизелей. Нашу команду считали одним из цехов завода (смеется). Но после моего ухода у команды начались проблемы с финансированием, она понизилась в классе.

— Ты ушел именно из-за проблем с финансированием команды?
— Нет, проблемы начались уже позже. А мой уход был связан с не очень красивой ситуацией. В первый сезон в Суперлиге Б я показывал в «Дизелисте» очень хорошую статистику. И тут прямо посреди сезона я вдруг оказываюсь на скамейке запасных. Причем это было совершенно непонятно — к нам приехала на спаренные матчи другая команда. В первой игре я набираю много очков, провожу на площадке уйму игрового времени и в итоге получаю приз «Лучшему игроку матча». На следующий день во второй игре меня вообще не выпускают на площадку!

— Я уже догадываюсь, о чем идет речь. Тебя, наверное, посадили на лавку, чтобы ты не ушел в другой клуб.
— Именно так. Как потом выяснилось, в это время мной заинтересовались клубы из Суперлиги А. Хотели пригласить меня на просмотр. Но руководство «Дизелиста» мне об этом не сообщило. Чтобы я не ушел, меня решили посадить в запас и, тем самым, ухудшить статистику по сезону. Когда я позднее узнал об этом, то решил сменить клуб, посчитав, что в «Дизелисте» меня обманули.

— А как тренер объяснил в тот момент эту ситуацию? Она ведь со стороны выглядит абсолютно идиотской.
— После этой игры, когда меня впервые перестали выпускать в составе, я подошел к тренеру и спросил: «Почему вы меня не поставили на игру? Я ведь физически готов, хочу играть». Его ответ меня шокировал своей глупость: «Прости, я просто про тебя забыл». У меня в то время слезы были на глазах — так я хотел играть. Правда вскрылась уже значительно позже. Мы встретились с ним, когда я уже играл в другом клубе, и он тренировал другую команду. Я снова подошел к нему, чтобы прояснить ту ситуацию в «Дизелисте». Тут он уже не стал врать. По его словам, президент клуба дал ему неоднозначно понять, что выгонит с работы, если он сообщит мне истинную причину ссылки меня в запас. Но я считаю, что он поступил не очень красиво.

— В 2007 году ты перешел в команду «Рускон-Мордовия» из Саранска, которая тоже выступала в Суперлиге Б. Это был шаг вперед в карьере?
— Не совсем так. На момент моего переезда в Саранск «Рускон-Мордовия» только вышла в высшую лигу. По факту — это был шаг назад. Но я на тот момент был без клуба. Летом мне позвонил мой друг Эдгар Мовсисян, с которым мы вместе играли в Марксе, и сказал, что в Саранске меня готовы взять в команду без просмотра. Также он рассказал, что клуб ставит большие задачи. Он уже в тот момент был в составе «Рускон-Мордовии». Я приехал и сразу подписал контракт. На второй сезон мы выиграли высшую лигу, и вышли в Суперлигу Б. За команду из Саранска я отыграл семь лет.

— Сравни уровень «Дизелиста» и «Рускон-Мордовии».
— Это разные команды. «Дизелист» был более возрастной и опытной командой. В Саранске собрался более быстрый и дерзкий коллектив. Думаю, что «Рускон-Мордовия» все же сильнее. Дважды саранский клуб со мной в составе занимал третье место в Суперлиге Б.

— Но в Суперлигу А тебя уже не звали?
— Нет, меня звали только тогда — из «Дизелиста». Но тот шанс я профукал не по своей вине. Обидно, конечно.

— Играя в Суперлиге Б, пересекался на площадке с известными баскетболистами?
— Да. Мы играли против «Тринты», за которую тогда выступали нынешние лидеры сборной России Алексей Швед и Андрей Воронцевич. У них была очень сильная команда, в первый год мы им проиграли, но в следующем сезоне смогли взять реванш. Также играл против Виктора Кейру, Артема Забелина и других известных ныне баскетболистов.

— Когда и при каких обстоятельствах получил звание «Мастер спорта»?
— 30 сентября 2003 года, в первый год моего выступления за «Дизелист». Точные критерии не помню, но нужно было в течение сезона обыграть какое-то количество команд, в которых не менее 80% игроков являлись бы мастерами спорта.

— Это звание дает тебе что-то?
— Оно позволяет тренировать без специального педобразования. Но поскольку я имею диплом БГУ, то мне оно, по сути, не дает никаких привилегий (улыбается).

— Играл ли ты в Кубке России против команд Суперлиги А?
— Играл. В один из сезонов нам по жребию выпало принимать дома самарские «Красные Крылья». Тренировал их нынешний наставник сборной России Сергей Базаревич. И мы смогли обыграть их сильнейший состав со всеми чернокожими легионерами. Может, они не настроились на команду лигой ниже. Но и у нас игра пошла, я тогда набрал 15 очков, если не ошибаюсь. Но та громкая победа не очень хорошо отразилась на нашей дальнейшей игре в чемпионате. Мы, видимо, слишком поверили в свои силы после победы над «Красными Крыльями».

— Какие матчи стали самыми запоминающимися в карьере?
— В Саранске принимали Пермь. По ходу матча нас раскатывали и водили по всем позициям. Но, уступая по ходу поединка 30 очков, мы смогли взять себя в руки и совершить суперкамбэк, победив с разницей в одно очко. Это был тот год, когда мы выиграли высшую лигу. Еще отмечу два матча с «Нижним Новгородом», который тогда набирал ход и в скорости ушел в Единую лигу ВТБ. В обоих матчах два дня подряд я забил на последних секундах с центра площадки. Ребята спросили: «Что это?» Отшутился, что тренирую броски с центра.

— Тебе часто доверяли решающий бросок на последних секундах?
— Когда играли в высшей лиге, то да. А в Суперлиге у нас пришли в команду другие снайперы, там мне уже чуть реже стали доверять решающий бросок.

— Какое игровое качество считаешь своей самой сильной стороной?
— Лучше об этом спрашивать у кого-то со стороны. Но думаю, что это дальний бросок.

— Почему завершил профессиональную карьеру и покинул «Рускон-Мордовию»?
— Получил достаточно серьезную травму спины — большая межпозвоночная грыжа. Вообще не мог ходить — одна нога не поднималась. Но благодаря клубу меня отправили в Германию и удалили грыжу. Это была неполостная операция. Это называется манипуляцией — мне ввели катетер в грыжу. Пять дней я ходил на процедуры, мне ее вымывали. Реабилитация прошла в течение всего шести недель. Но на тот момент, когда я восстановился, в команду пришел другой тренер. Он сказал, что не видит меня в рисунке его игры, но хотел бы, чтобы я был в тренерском штабе. После разговора с руководством клуба я стал тренером команды по физподготовке. Последний год в Саранске я не играл, а был именно тренером. Но этот главный тренер по семейным обстоятельствам уже через пару месяцев после начала сезона уехал домой в Литву. Вместе с ним уехал его помощник и два ведущих игрока — тоже литовцы. Руководство назначило главным тренером второго тренера — Валерия Вертинского, с которым мы вместе играли за команду еще в предыдущем сезоне. Параллельно директор клуба искал более опытного тренера. Нашел коуча, который поставил условие: «Если я приду в команду, то ваш тренерский штаб мне не нужен». Мне сказали в клубе: «Сдай ключи от квартиры и до свидания». Остался осадок. Считаю, что заслужил, чтобы мне в глаза сказали: «Спасибо за работу». Но такого не последовало. И я уехал из Саранска.

— И приехал в Брянск…
— Сначала мы с семьей поехали в Тольятти — родной город моей жены. Но потом я почувствовал, что мне лучше будет в родном городе. Собрались и переехали в Брянск.

— Почему Брянск?
— Брянск — это дом. К тому же, когда я ехал в Брянск, то здесь была команда высшей лиги. Но уже в сентябре выяснилось, что из-за проблем с финансированием БК «Брянск» не будет играть в высшей лиге. Хотя я готов был играть в «вышке». Впрочем, я и сейчас готов и играю (улыбается).

— Как полагаешь, не идет ли во вред развитию баскетбола в стране то, что чемпион России определяется по итогам Единой лиги ВТБ, в которой играют и зарубежные команды? Может стоить вернуть нормальный чемпионат России?
— Не согласен. Чем больше команд из других стран, тем больше стилей, идет популяризация баскетбола.

— С этим сложно спорить. Но я имел ввиду, что команды из низших лиг не имеют цели — они не могут, как раньше, выиграть Суперлигу Б и попасть в самый сильный дивизион страны. А сейчас для перехода в Единую лигу ВТБ недостаточно выиграть Суперлигу. Надо иметь соответствующий бюджет, то есть туда попадают не по спортивному принципу.
— Если смотреть с этой точки зрения, то согласен. Так что в этой системе есть свои плюсы и минусы.

— Три любимых баскетболиста в истории?
— Дуэйн Уэйд, Майкл Джордан (куда без него — я фанател им всё детство, как и все мои друзья) и Коби Брайант.

— Три лучших российских или советских баскетболиста за всю историю?
— Назову четверых. Сергей Белов, Андрей Кириленко, Игорь Куделин и Андрей Фетисов.

— А из нынешних?
— Алексей Швед, Виталька Фридзон — родной человек! Назову еще Никиту Курбанова за его великолепную игру в защите.

— Дмитрий, несколько вопросов о клинцовском спорте. В 90-е годы прошлого века и в первые годы века нынешнего в Клинцах были воспитаны такие спортсмены Рожковский, Фридзон, Дроздов. В нулевые годы подросли футболисты Романенко и Андриевский. Я сейчас говорю о тех людях, которые достигли профессионального уровня. Но за последние лет 10 новых имен, по крайней мере, в игровых видах спорта, в Клинцах нет. И, как кажется, и не предвидится в ближайшие годы. С чем связываешь такую печальную тенденцию?
— Мне кажется, что рано делать такие выводы. Думаю, что скоро в Клинцах должен вырасти профессиональный спортсмен. Например, до такого уровню может дорасти баскетболист Вениамин Пожарский 2005 года рождения, он очень прогрессирует. Надеюсь, что у него хорошее будущее. И все же, если возвращаться во время моего детства, то тогда в Клинцах были шикарные баскетбольные тренеры. Тот же Медведев. Тренером нужно быть от Бога. Ты можешь быть выдающимся игроком, но не стать тренером. И наоборот — вырасти в отличного тренера, не добившись больших высот в игровой карьере. Чтобы появились новые чемпионы, нужны тренерские кадры.

— Но тренеров тоже нужно готовить.
— К сожалению, все крутится вокруг зарплат тренеров. Ты целый день работаешь с детьми, а получаешь копейки. Многие тренеры уходят на другую работу, лишь бы заработать деньги, бросая спорт.

— Твой отец возглавляет спорткомитет Клинцовского района. Вы наверняка общаетесь с ним на тему развития спорта. Насколько я знаю, финансирование спорта в районе снизилось вдвое — со 160 до 80 тысяч рублей в год. Можно ли в таких условиях растить чемпионов?
— Это больная тема. Нет достаточного финансирования — нет должного отношения к спортсменам. Нет должного отношения к спортсменам — и спортсмены вырастают такого невысокого уровня. Получается замкнутый круг. А как его разорвать — вопрос не ко мне, это должно решаться на более высоком уровне.

— Есть ли на сегодня в Брянской области ребята, которые могут добиться такого же уровня, как ты?
— Есть, но даже не хочу сейчас называть их фамилии. Если они не бросят баскетбол, то у них есть все шансы попасть в команды мастеров. Но сейчас такое время, когда многое решают родители. Они часто советуют бросить спорт, боясь, что ребенок ничего серьезного не добьется.

— В целом баскетбол в России сейчас на правильном пути?
— Надеюсь, что да (смеется). Но мне бы хотелось, чтобы в командах преобладали российские игроки. Конечно, для конкуренции легионеры нужны. Но когда на площадке пять иностранцев, а наши ребята полируют скамейку запасных, то это не совсем правильно. Точнее — совсем неправильно. Когда они собираются в сборной России, то им, качественным игрокам, просто не хватает практики, которую они недополучают в своих клубах. Когда у тебя есть практика, то ты уверен в своем броске.

— Мы снова возвращаемся к моему вопросу… В чемпионате России был лимит на легионеров, минимум два россиянина должны были быть на площадке.
— Да, это было правильно. Я застал это время. Я был на матче саратовского «Автодора» с командой из Перми. И гости нарушили лимит, но команды решили доиграть матч, поскольку собрался полный зал зрителей.

— Кстати о зрителях. Сколько болельщиков собиралось на играх в Марксе и Саранске?
— В Марксе всегда был полный зал. Но зал был небольшой. Похож очень на новозыбковский. Но он шире — трибуны были еще и за кольцами. Поддерживали горячо нас. В Саранске мне тоже очень нравилась атмосфера на трибунах. Правда, под конец моей карьеры там зрителей стало меньше. Спорткомплекс «Мордовия» — это шикарный зал. Приходили фанаты с барабанами — создавали неповторимую атмосферу. Вообще, в Саранске было все супер, единственный минус — это то, как со мной расстались. Всё остальное — большой жирный плюс.

— А в финансовом плане?
— На тот момент, когда я играл, уровень зарплат в саранской команде превышал средний по лиге. В нашей команде были не только хорошие зарплаты, но и солидные премиальные за победу. Больше получали только в Сургуте и во Владивостоке. Во Владивосток тяжело заманить игроков, в этой команде нужно постоянно совершать огромные 9-часовые перелеты и выдерживать разницу во времени. Поэтому там платят больше. Кстати, я помню, что мы заканчивали чемпионат играми во Владивостоке. Только прилетели домой, как нам говорят, что в плей-офф мы попали по сетке на команду из Владивостока. Через два дня летим обратно во Владивосток. Это был кошмар. Я вышел на площадку и не понимал, в какой вид спорта играю.

— В главной баскетбольной команде нашей области раньше было много клинчан — те же Шкуратов, Доманчук. А сейчас в БК «Брянск» есть клинчане?
— Сергей Сиволоб, нынешний главный тренер БК «Брянск», тоже родом из Клинцов. Сейчас в команде в основном ребята из Брянска. Из Клинцов только два тренера — я и Сиволоб (смеется). Раньше и из Новозыбкова много было ребят в команде, а сейчас их нет. Связывают это с тем, что раньше парни из наших городов приезжали учиться в Брянск, а сейчас в Новозыбкове есть филиал БГУ, многие остаются учиться в родном городе.

— Есть ли у тебя планы вернуться в Клинцы и тренировать здесь детей в ближайшей или отдаленной перспективе?
— Оййй… Честно сказать, у меня было такое предложение. Но меня останавливает семейный фактор. Если бы был один, то меня ничего бы не остановило. Но у меня жена и двое детей — два парня. Я исхожу не только из своих интересов. Переезжать на новое место в четвертый раз сложно.

— Сколько лет детям? Занимаются баскетболом?
— Старшему Ярославу 10 лет, младшему Артему — 6. Занимаются по мере возможности. Проблема в том, что нет тренеров, занимающихся такими маленькими детьми. А я оказываюсь сапожником без сапог. Когда у меня есть время для тренировок — сын в школе, а когда он свободен, то я занят на работе. Но надеюсь подогнать наши графики. А желание играть в баскетбол у сыновей есть.

Источник: Ваше личное дело

comments powered by HyperComments
Лента новостей
Фоторепортажисмотреть всё
Брянские дайверы в Крещение искупались в Круглом озере
Фоторепортаж Всероссийского дня самбо в Брянске!
Фоторепортаж «Спартак» – «Анжи» 1:0
2010-2018 © Sport-32.ru | Разработка и поддержка — Веб-мастерская Алексея Дисертинского
  Яндекс.Метрика  Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску